Памятники Одессы, или Фрагменты памяти в одесских интерьерах

Их в Одессе около сотни — различающихся по величине, материалам, художественным приёмам и идейным замыслам. Достопримечательность, исторический монумент, художественный экспонат, скульптурная композиция — всё это о памятниках. Но если сузить понятийные границы, это всегда дань памяти конкретной личности, историческому событию или даже эпохе. Скульптуры литературных и вымышленных героев, мифические персонажи в мраморе, бронзовые коты и другие арт-объекты — это совсем другая история. И, хотя она не менее богата, мы будем говорить именно о фрагментах памяти, значимых для одесситов.
Создатель эсперанто Людвик Заменгоф во дворе дома №3 на Дерибасовской, звезда немого кино Вера Холодная у Свято-Преображенского собора, знаменитый авиатор Сергей Уточкин у Горсада — памятники разбросаны по городу и иногда совсем не в центре площади или парка. Но каждый из них — предмет гордости и страничка одесской истории.

«УлыбаясьДюку, по бульвару хожу…»

 

«Он не призывал к добру, но умел его подготавливать и приближать».

 Герцог де Ришельё

Без него Одессу и не представить — подобно статуе Христа в Бразилии и американской Свободе, бронзовый Дюк в римской тоге стал визитной карточкой города, встречает корабли и туристов, поднимающихся по Потёмкинской лестнице. У его подножия назначают свидания, выбирают ориентиром для сбора дружеской компании, проводят политические протесты и патриотически акции тоже тут. Гимн одесских рокеров — «Прогулка по Одессе» группы «Чиж и Ко» упоминает о первом городском памятнике тепло и чуть иронично, очень уж забавен ракурс «со второго люка», преображающий в интимную деталь свиток в левой руке.
А ведь памятник в центре Приморского бульвара и вправду «номер раз» — бронзовый монумент градоначальнику Одессы с1803 по 1814 год, герцогу Эммануилу де Ришелье, появился на бульваре в 1848 году и был первым в городе. Герцог уехал из Одессы во Францию в 1814 году, а в 1822-ом его приемник граф Ланжерон сообщил одесситам о смерти Ришелье.
На памятник деньги собирали всем миром — богатые и бедные. Новый генерал-губернатор Михаил Воронцов нашёл скульптора, автора памятника Минину и Пожарскому в Москве — Ивана Мартоса, а постамент создал Франц Боффо.
…Каждый год во время Юморины поверх римской тоги на Дюке появляется тельняшка и вышитая рубашка — на День вышиванки. В День города он вместе с одесситами смотрит праздничный концерт у Потёмкинской лестницы, а во время футбольных чемпионатов болеет за украинскую сборную, наблюдая за игрой на большом плазменном экране, который устанавливают тут же — на Приморском бульваре. Одесситы верят, что Эммануил де Ришелье до сих пор оберегает город, и сам памятник считают оберегом.

«И там шальная императрица…»

«Вольтеру первый друг была, наказ писала, флоты жгла…». Александр Пушкин
Ни один памятник в Одессе не вызывал столько споров в городских сообществах и столько раз не преобразовывался, как бронзовая фигура Екатерины ІІ, украшающая сегодня почти равносторонний треугольник Екатерининской площади. Постамент, на котором высится императрица, окружён ещё четырьмя скульптурами — фигурами градостроителей Иосифа де Рибаса, Григория Потёмкина, Платона Зубова, Франца де Волана. Памятник входит в тройку самых высоких в Украине — шутка ли, 11,5 метров.
Установили его в 1900 году — как благодарность Екатерине Великой за изданный в 1794 году указ о создании города-порта. Но простоял он всего 20 лет и был демонтирован пришедшими к власти большевиками. Разобранный на части памятник сгрузили в заднем дворе историко-краеведческого музея. А на его месте установили памятник одному из вождей пролетариата — Карлу Марксу. Но и он простоял недолго, был снесён в 30-х годах. До 1965 года в центре площади была огромная клумба, а затем, к 60-летию восстания на броненосце «Князь Потёмкин Таврический», на её месте соорудили памятник «потёмкинцам».
Он простоял почти полстолетия, пока п инициативе Одесского городского совета его не перенесли на Таможенную площадь, где и можно его найти сейчас. А в 2007 году на своё место вернулась Екатерина ІІ. Памятник не просто собрали, а восстановили, бронзовая голова императрицы была отлита заново, поскольку прежняя не сохранилась. Заново отливали и градостроителей у её ног. Возвращение было помпезным — открывали монумент торжественно, под звуки царского марша.
Споры о нужности-ненужности этого памятника не утихают. Часть одесситов выступает против увековечивания памяти той, по чьему указу была разрушена Запорожская Сечь. Другие отстаивают памятник-реверанс царице за её решение о строительстве Одессы.
…А Екатерина тем временем крепко держит в правой руке указ об основании нашего города, носком туфельки попирает турецкий флаг и чуть снисходительно смотрит с одиннадцатиметровой высоты на вереницы машин и снующих по площади туристов.

 

«Я жил тогда в Одессе пыльной…»

Александр Пушкин

Пренебрежительно отвернувшийся от здания мэрии кудрявый Пушкин с полуулыбкой рассматривает одесситов и гостей города, гуляющих по Приморскому бульвару. Это первый в Украине памятник великому русскому поэту, в Российской империи он был вторым, возведён к полувековой годовщине смерти. Красноречивая надпись: «А. С. Пушкину. Граждане Одессы» свидетельствует об искренности намерений и желании одесситов увековечить память об авторе любимых всеми «Евгения Онегина», «Руслана и Людмилы». А ещё напоминает о том, что средства на памятник собирали всем миром. Одесситы шутят, что Пушкин потому и повернулся задом к мэрии, что ни рубля из городского бюджета на памятник не перечислили.
Автор бюста — петербургский скульптор Жозефина Полонская. Постамент из винницкого гранита с надписью: «Сооружен в 1888 году» немного дезинформирует, поскольку памятник открыли в апреле1889-го. Изначально внизу бюста была хрустальная звезда — знак причастности поэта к альманаху декабристов «Полярная звезда». Но хрусталь похитили во время Второй мировой, грешат на румынских солдат, но доказательств нет. Сейчас звезда каменная, безвкусно окрашенная в примитивный розовый.
В Одессе Пушкин провёл 13 месяцев (1823-1824). Он писал об Одессе, но, судя по стихам, особо любви к ней не испытывал. Да и сложно любить место заточения, чем и была для него государственная служба в нашем городе. Зато именно в Одессе Пушкин получил свой первый гонорар и принял решение отказаться от карьеры госслужащего, став первым в России профессиональным поэтом. А ещё здесь он был отчаянно влюблён в Елизавету Воронцову, и эта влюблённость с последующей неприязнью графа Воронцова стала причиной ссылки поэта в Михайловское.

 

«Если де Рибасу дать хороший полк, он захватит и Константинополь», — Суворов 

Хосе де Рибас

Он установлен в самом начале главной одесской улицы — небольшая по меркам памятников скульптура улыбающегося дона Хосе Паскуаля Доминика де Рибаса с лопатой, известная в Одессе как «памятник кладоискателю». Говорят, ростом бронзовая фигура точь-в-точь соответствует де Рибасу — ни сантиметром больше.
Надпись на постаменте исчерпывающе лаконична: «Первостроителю Одессы — Иосифу Дерибасу». Каким образом Дон Хосе Паскуаль Доминик стал Иосифом, история умалчивает. Но с того момента, когда он поступил на службу в российский флот, променяв Неаполь на Одессу, его имя упростилось до неузнаваемости.
Де Рибас был одним из фаворитов «шальной императрицы» Екатерины, руководил флотом при захвате крепости Хаджибей, помогал графу Орлову похитить княжну Тараканову и мастерски избегал ловушек, щедро рассыпанных на его пути ревнивым интриганом Потёмкиным.
Его мечту основать город-порт на месте хаджибеевской крепости неожиданно горячо поддержал Франц де Волан, служащий при дворе Екатерины инженер-строитель родом из Антверпена. Документ об устройстве в Хаджибее военной гавани с купеческою пристанью подписала Екатерина в мае 1794 года, а торжественную закладку фундаментов главных зданий назначили на 2 сентября, который и празднуют в Одессе как День города.
Екатерина позволила де Рибасу придумать городу имя и собрать для его обустройства команду, в ней оказались герцог де Решелье, де Волан, граф Ланжерон. Что и говорить, де Рибас разбирался в людях. Так что своё место в центре Одессы в 1994 году он получил по праву.

«Полумилорд, полукупец…»

Граф Воронцов

 

В бытность правления генерал-губернатора Михаила Воронцова Одесса достигла высшего экономического и культурного расцвета. Поэтому, когда в 1856 году он умер и был похоронен в Свято-Преображенском кафедральном соборе, возникла инициатива о возведении памятника. Её одобрил и сам император Александр II, который сразу же внёс в фонд строительства памятника 3 тысячи рублей из собственных средств. Не остались в стороне и одесситы, собравшие больше 37 тысяч.
Проект заказали немецкому скульптору Фридриху Бруггеру, все бронзовые части делали в Германии, а каменные глыбы для постамента везли из Крыма. Открыли памятник 9 ноября 1863 год торжественно, с молебном и салютом. Он так гармонично вписался архитектурный ансамбль Соборной площади, что одесситы быстро забыли, как площадь выглядела без него. И когда после революционного переворота в 1917 года большевики безуспешно пытались разрушить памятник, даже поддерживающие новую власть старожилы втайне радовались неудачам.
После нескольких попыток разрушить постамент и свергнуть с пьедестала Воронцова — бульдозер не справлялся, цепи рвались, памятник оставили в покое, только надпись заменили цитатой из злобной пушкинской эпиграммы: «Полумилорд, полукупец…».
После распада СССР Свято-Преображенский собор стал возрождаться, под его своды вернули прах Воронцова и его супруги Елизаветы, а памятнику надпись: «Светлейшему князю Михаилу Семеновичу Воронцову, благодарные соотечественники 1863 года».
Надпись на фамильном гербе Воронцовых: «Вечно непоколебимая верность», стала звучать ещё более красноречиво, теперь уже подтверждая верность одесситов памяти человека, столько сделавшего для города. Это один из самых «серьёзных» городских памятников, о нём не рассказывают анекдотов, как о памятнике де Рибасу или «потёмкинцам», не устраивают шоу с переодеваниями, как с Дюком. И даже шахматисты и нумизматы, традиционно собирающиеся в тени платанов на Соборке, поглядывают на Воронцова с уважением.

«Оранжевая взятка»

Памятник Апельсину

…На невысоком постаменте — впряжённый в тройку гнедых бронзовый и уже наполовину очищенный апельсин с парой выпавших долек, внутри — фигура падкого до апельсинов Павла I. Сверху на апельсине корона из городских «визиток» — Оперный, колоннада Воронцовского дворца и Спасо-Преображенский собор.
Памятник более чем символичен, и насмешливое имя, сразу же придуманное одесситами — «памятник взятке», полностью отражает смысл, кратко и ёмко. Это и вправду была взятка — любившему экзотические фрукты императору отправили несколько телег апельсинов, чтобы он отменил свой указ о прекращении строительства порта. Взошедший на престол после Екатерины II император посчитал темпы строительства слишком медленными и затратными и лишил Одессу государственного финансирования. Город с населением около 12 тысяч должен был умереть — порт не достроен, торговые пути не налажены, рабочих мест нет.
Вот тогда-то и встрепенулись одесские купцы, поскребли по сусекам и насобирали дани на три телеги с верхом. Отправили императору с челобитной и просьбой пересмотреть решение. Польщённый вниманием Павел указ отменил, финансирование продолжил и темпы строительства ускорили. Город избежал участи долгостроя, а то и забвения — как знать.
Его открыли в День города, на пересечении Ланжероновской и Пушкинской, в 2004 году, когда Одесса праздновала свою 210 годовщину. Но через 3 года памятник перенесли на бульвар Искусств (теперь – бульвар Жванецкого), обосновав перенос перегруженностью: слишком много достопримечательностей на Пушкинской, решили в горсовете. Могли быть и другие причины, но надо сказать: на бульваре Апельсин выглядит органично, около него с удовольствием фотографируются, назначают свидания, историю рассказывают детям как сказку о несговорчивом царе и хитромудрых купцах.

 

«…если хотите что-нибудь наблюдать из жизни, то зайдите к нам на двор, есть с чего посмеяться…»

Исаак Бабель

Если сесть на автовокзале в юркий, хотя и переполненный в летнее время, трамвайчик №5, доехать до Привоза, пересесть в автобус №220 и попросить водителя остановить «у Бабеля», он сделает остановку у дома 26 на Жуковского. Там во дворе бронзовый Исаак Эммануилович сидит на ступеньках (как знать — может, Потёмкинской лестницы) и придумывает очередную главу «Одесских рассказов» или продолжение приключений на буйную голову Бенциона Менделевича Крика. Рядом на реставрированной мостовой — колесо телеги застыло в полёте, как остановившееся время.
Памятник, созданный московским скульптором Георгием Франгуляном, открыли 4 сентября 2011 года. Событию предшествовал длительный период сбора денег, инициированного Валерием Хаитом. Так что об этом памятнике тоже можно сказать «с миру по нитке». На открытии присутствовали внуки самого Бабеля, Михаил Жванецкий, местная литературная элита и толпа поклонников творчества одесско-еврейского писателя, создавшего «Странствующие звезды», сборники «Конармия» и «Одесские рассказы». сценарии для фильмов «Соль» и «Беня Крик».
Это грустный памятник, Бабель в 1939 был арестован и расстрелян, да и при жизни у него для веселья было недостаточно причин. Но над героями его произведений смеются и до сих пор, их цитируют, о них рассказывают анекдоты и бесконечные одесские истории. А значит — для уныния нет повода.

«Забудьте на время, что на носу у вас очки, а в душе осень», — Бабель

Леонид Утёсов — с одесского кичмана и не только

Он говорил: «Все хотели бы родиться в Одессе, но удаётся это не каждому». Ему удалось. Лейзер Иосифович Вайсбейн, которого мы знаем как Леонида Осиповича Утёсова, родился в Одессе, о ней пел и всегда считал себя одесситом — даже когда жил в Москве и когда возглавлял джазовый оркестр в Петербурге.
Вальяжный и добродушно-улыбчивый Утёсов сидит на скамейке посреди Дерибасовской и будто ждёт собеседника «поговорить за жизнь». Можно присесть рядом, сфотографироваться, а дотронувшись до шарфа — даже заручиться удачей, тем самым «одесским счастьем».
«Пою не голосом, а сердцем», — говорил он о себе, не претендуя на певческие лавры. Его хриплый баритон узнаваем и сегодня. Это его голосом встречает гостей Одесса, когда прибывающим к перрону звучит из динамиков: «У Чёрного моря…».
Памятник, созданный скульптором Александром Токаревым, открыли в День города, 2 сентября 2000 года. Изначально около него стоял музыкальный автомат с утёсовским репертуаром, но вандалы его разбили, по указу мэрии автомат демонтировали. Но своего очарования памятник не утратил, и фото с Утёсовым на память по-прежнему популярны.

 

Об одесских памятниках, даже тех, которые изображают конкретных людей и реальные события, рассказывать можно долго. Но если задаться целью посмотреть много и сразу

— welcome в

«Сад скульптур» у Литературного музея.

В типичном итальянском дворике с клумбами и фонтаном, рядом с тысячелетними половецкими бабами бронзовеет Жванецкий и улыбается Владимир Высоцкий, а Николай Гоголь соседствует с Ильфом и Петровым, как и литературные персонажи с реальными героями нашего времени.
Такую весёлую одесскую компанию стали собирать в 1995 году, идейным вдохновителем был заслуженный деятель культуры Украины Леонид Липтуга. Скульптуры созданы мастерами в разных техниках и стилях и изображают самых знаменитых исторических, литературных и фольклорных персонажей, чьи имена связаны с историей Одессы. Так что прямо от железнодорожного вокзала на 210 маршрутке и к Литмузею, запомните: Ланжероновская 2. Обзорная экскурсия непременно будет удачной!